Вульф Виталий. "ЗВЕЗДЫ ТРУДНОЙ СУДЬБЫ". Серия "МИР ИСКУССТВ", 1997.
  ОТ АВТОРА
 

Эта книга — сборник эссе, посвященных людям искусства. Время неумолимо набирает скорость. Человек, беззащитный перед экономическим крахом, националистической ненавистью, одинокий и несчастливый, ищет духовной опоры в чем-то, что имело бы высший авторитет. Для одних — это сильная власть, для других — религия, но для всех — великие таланты, идеальное начало, которое ведь должно быть на Земле. Индивидуальность художника, где бы он ни жил, у нас или на Западе, — это его умение противостоять воздействиям, обезличивающим его. Высшая ценность — неповторимый внутренний мир, его нельзя сбрасывать «на продажу», для этого есть те, кто сами избирают для себя этот путь. Эта книга — не собрание случайных работ об актерах, она строилась по определенному плану, потому в ней выбраны звезды и идолы и Запада, и нашей страны. Автора занимала внутренняя тема, во имя которой писались очерки: при всех несходствах биографий все герои книги заплатили огромную цену за то, что им удалось стать поводырями человеческих душ. Они — словно сеятели, бросившие в плодоносную почву семена, которые должны дать (и дают) щедрые всходы в умах и сердцах. Как бы ни складывались их судьбы, какие бы впечатления они ни впитывали от культуры и нравов, они выработали свой, особенный взгляд на мир и вложили его в свое искусство. Каждый из них отозвался на запросы Времени, и в мощи их отклика сказались не только талант и мастерство, но и подспудное желание оздоровить жизненное пространство. В каждом изначально таился огромный запас прочности, хотя порой они выглядели хрупкими, заслоненными легко уязвимой броней своей человечности. В фактических обстоятельствах их жизни можно встретить противоположности: они познали созидание и распад, окрыленность и окаменение, но им удалось внести в общую всем духовную сокровищницу свой личный дар, чтобы человечество воспользовалось им и стократ приумножило. Может быть, потому мы сегодня, в 90-е годы уходящего века, тоскуем, что идолы, звезды, люди встречаются все реже и реже, что инфляция крупных индивидуальностей стала очевидной.

Художники, о которых написана эта книга, не всегда выходили победителями из поединка с отчаянием и одиночеством, они черпали силу жить только в своем таланте, внутри себя. То, что они успели создать, то, что они открыли, потребовало огромной дерзости и огромного труда, но для будущих поколений — может быть, не все, но многие из тех, кто занимали мое воображение и мои мысли, — останутся вехами, по которым им предстоит вести отсчет собственных шагов.

  в начало страницы