ЛЮБОВЬ ОРЛОВА. ЗВЕЗДА №1. (Продолжение)

Текст: Виталий Вульф. Запись: Серафима Чеботарь.
Журнал "L'Officiel". Русское издание. №33 декабрь-январь 2001-2002.

Когда произошла революция. Любе было 15 лет. Она училась в московской гимназии недалеко от Никитских ворот, в ней преподавателями по классу рояля были композиторы Гедике и Гольденвейзер, - у Орловой был очень хороший слух, а точных наук она безумно боялась. Но революция помешала ей завершить музыкальное образование. Семья переехала в город Воскресенск, где жила сестра матери. Там они прожили все тяжелые годы Гражданской войны. Любовь Петровна возила в Москву бидоны с молоком - у тетки была корова, и продажей молока жила вся семья. Таская бидоны по домам. Люба навсегда испортила себе руки - от мороза у нее воспалились суставы. Руки у нее были очень некрасивые, часто опухали, ни в одном фильме она их не показывает. Это была единственная некрасивая сторона во всем ее женском облике.

Хотя Орлова так и не закончила консерваторию, она отлично играла на фортепиано. В начале 20-х годов она поступила на работу в кинотеатр тапером - это была единственная возможность зарабатывать деньги. Грязный прокуренный кинотеатр, матросня, матерщина, семечки... Никогда потом она не вспоминала об этом. Тогда у нее были даже периоды какого-то безразличия - к учебе, к искусству, к собственной судьбе. Она ощущала себя человеком, у которого нет никаких надежд. Ее спасло замужество.

Ее первого мужа звали Андрей Гаспарович Берзин. Он был старше ее на 10 лет, член партии, агроном, служил в Наркомате земледелия, где занимал довольно высокую должность заместителя наркома. Женившись, он перевез всю семью Орловых в свою квартиру в Хохловском переулке (отдельная квартира по тем временам считалась большой редкостью). Любовь Петровна поступила в частную хореографическую школу - студию Франчески Беаты, где проучилась четыре года, занималась в студии пластического танца Веры Майя.

Началом своей творческой биографии Орлова считала 1926 год - тогда она поступила в Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. Ее приняли туда хористкой, а потом зачислили в кордебалет. Однажды Немирович-Данченко увидел Орлову (он очень ценил женскую красоту), подозвал ее и предложил роль Герсильи в оперетте «Дочь Анго». Вся роль заключалась в словах: «Да, гражданка! Нет, гражданка! Слушаюсь, гражданка». Орлова была никто - хористка и артистка кордебалета. Но очень умная, тактичная, мало говорившая, умевшая слушать. У нее постепенно набирался репертуар: сначала роль Периколы в знаменитой оперетте Оффенбаха на утренних спектаклях, затем роль Серполетты в оперетте Планкетта «Корневильские колокола»...

Театральная карьера Орловой очень не нравилась Берзину. Любила ли она его? По слухам, это не было страстью. Его без конца арестовывали (он не был сторонником сталинского режима), а потом через 3-4 дня привозили домой на извозчике. И наконец в 1 930 году его арестовали надолго, и он уже не вернулся. Стало известно, что он может пройти по делу экономистов Кондратьева и Чаянова. Потом Сталин решил отменить процесс, Берзина приговорили к трем годам ссылки и отправили отбывать срок в город Семипалатинск. Но вскоре в жизни Орловой появился другой человек.

В тот период она пела в маленьких концертах перед началом киносеанса в кинотеатре «Арс» - там, где сейчас находится Театр им. Станиславского. Однажды к ней за кулисы пришел администратор, а рядом с ним был какой-то молодой человек - удивительной красоты, очень элегантный, в роскошном заграничном костюме, ослепительно улыбавшийся. Он наклонил голову и представился: «Александров!» Тогда Александров искал актрису на роль в фильме «Веселые ребята». Он пришел специально - посмотреть на Орлову, которую до этого видел в «Периколе». Она не вызывала у него никаких эмоций, никаких чувств - просто хорошо поет, хорошо двигается, хорошо танцует. А она влюбилась в него сразу. И потом очень часто говорила: «Я увидела золотоволосого бога».

ГРИГОРИЙ Александров был необыкновенно красивый человек, всегда элегантный, талантливый, очень остроумный, музыкальный, играл на гитаре, рисовал, знал языки. Благодаря дружбе с Эйзенштейном Александров в те годы выезжал за границу - был в Америке, в Мексике, в Голливуде, в Париже, Женеве, Берлине... Александров общался с Диснеем, с Чарли Чаплином, обожал Дугласа Фэрбенкса и Мэри Пикфорд. У него была жена - очень приятная женщина, актриса Музыкального театра, и маленький сын, которого он назвал Васей, а потом переименовал в Дугласа - в честь Дугласа Фэрбенкса. Так его потом и называли.

В Москву Александров приехал в 1921 году и поступил в Театр Пролеткульта, в независимую передвижную группу во главе с Эйзенштейном. Эйзенштейн, который был тогда на пике своей славы, буквально влюбился в него. Десять лет Александров был рядом с ним, участвовал во всех его работах. А потом что-то между ними произошло - еще за границей, - и отношения стали портиться. Впоследствии они вообще не общались. Эта дружба до сих пор предмет домыслов и сплетен, хотя нет никаких данных о том, что у них были интимные отношения. Сам Александров к этим слухам относился спокойно: «Может быть, он был мною увлечен... Я никогда им не увлекался». У него была жена, был ребенок, были романы, и по-настоящему его всегда интересовало только одно - карьера. Александров после своей американской поездки решил использовать на практике достижения американского мюзикла. Эйзенштейн считал мюзикл пустым жанром и свою неприязнь к карьере Александрова перенес на Орлову - он очень не любил ее, она платила ему взаимностью. Роман Александрова и Орловой начался на съемочной площадке «Веселых ребят» - в Гаграх. Жена Александрова сразу же ушла, потом вышла замуж за знаменитого актера Бориса Тенина. Эйзенштейн же до конца жизни считал, что Александров предал его, когда женился на Орловой.

    1    2    3    4